Барсуков Евгений Владимирович

Березовская Наталия Владимировна

Городище Шеломок – 125 лет археологического изучения.

Статья посвящена археологическому памятнику городище Шеломок, расположенному в нижнем течении Томи. Памятник 125 лет известен в археологии Сибири. В исследовании анализируется его географическое положение, особенности выраженных в рельефе объектов. Подробно восстанавливается история исследования, значение материалов памятника для историко-культурных реконструкций. В заключении приводятся результаты изучения памятника методом наземного лазерного сканирования, проведенного в 2012 году.

Ключевые слова: археологические исследования, Томское Приобье, городище, лазерное сканирование.

Городище Шеломок, Коларовское I городище, поселение Шеломок I - под этими названиями подразумевается один археологический объект, который археологи часто называют просто Шеломок (Ожередов, Яковлев 1993:143-144). Этого для специалистов достаточно, чтобы понять, о каком именно памятнике идет речь. Он находится на правом берегу р. Томь, в нескольких километрах южнее Томска, между поселками Аникино и Коларово. Занимает вершину останца, зажатого с одной стороны руслом протоки Зырянской, с другой, современной трассой Томск-Ярское (рис. 1).

Доподлинно не установлено, когда конкретно было открыто это городище. Однако совершенно точно, что в широкий научный оборот его материалы впервые введены в 1888 году. В Каталоге музея Томского университета упоминается немногочисленная коллекция керамики «…с городища Шеломок, на берегу реки Томи, в 15 верстах от Томска по Спасскому тракту…» (Флоринский 1888:49). Таким образом, с момента, когда памятник стал известен в археологии Сибири, прошло ровно 125 лет. За этот протяженный период коллекция с этого памятника возросла многократно, однако материалы не утратили актуальность, даже наоборот, приобрели еще большую научную значимость. К сожалению, находки и объекты никогда не издавались в комплексе, хотя совершенно точно, что накопленные на сегодняшний день многочисленные данные, могли бы стать предметом отдельного солидного исследования, без сомнений востребованного в Западной Сибири. Возможно, данная небольшая по объему публикация вновь обратит внимание специалистов на этот объект и спровоцирует новую волну интереса к Шеломку.

Городище Шеломок являет собой той редкий случай, когда археологам не пришлось долго размышлять над тем, как его назвать. Название было заимствовано из обыденного оборота. Останец, на котором находится городище, в силу своих природных особенностей, не мог остаться не замеченным. Главенствующий над окружающей местностью, он представляет собой точку, с которой открывается прекрасный обзор русла реки и противоположного низкого берега. Его нестандартные параметры, соотношение высоты и ширины, отмечены в научных отчетах необычным термином - «столбообразный» (Чернышев 1938:8). Естественно, что такой объект имел свое «народное» название, которое использовалось, в том числе, как ориентир на этом отрезке берега. Понятно, что речь идет о топониме «шеломок». Нужно сказать, что этот топоним не уникален для Томской области. В Словаре русских старожильческих говоров Средней Оби слово «шеломок» приводится в значении «холм, курган» (Словарь русских… 1975:276). По сведениям Г.В. Трухина, кроме русского наименования у останца имелось и «татарское» - «Яны-злы», исследователь переводит это название на русский язык как «одинокий» (Трухин 1960:1). Жители с. Коларово в первой половине XX века считали урочище Шеломок «нечистым», по их рассказам, только в 1950-е стали использоваться расположенные здесь сенокосные угодья (Трухин 1949:144).

Шеломок представляет собой обособлено стоящий останец, отделенный от основной террасы седловиной. Его высота не одинакова, со стороны реки (с юго-запада) она достигает45 м, тогда как со стороны материка (с северо-востока) всего 23-25 м. Вершина останца в плане имеет форму неправильного треугольника. Ее современный рельеф сильно деформирован многочисленными раскопами и отвалами, среди которых выявить западины, если даже они и были, практически невозможно. Максимальная длинна площадки на сегодняшний день равняется приблизительно110 мв продольном направлении, и 55-60 мв поперечном, площадь около 4 тыс. кв. м. С такими параметрами останец идеально подходил для устройства на вершине поселения, которое, собственно, появилось здесь еще в позднем бронзовом веке. Его господствующее над окружающим пространством положение и естественная труднодоступность могли быть выгодно использованы и в защитных целях. Высокие, крутые, практически отвесные склоны надежно защищали вершину с трех сторон. Борт, направленный в сторону материка, являлся наиболее пологим. Даже в настоящее время тропинка, по которой можно попасть на останец, проложена именно здесь. Этот недостаток естественных укреплений был искусственно компенсирован в период средневековья за счет устройства на этом направлении линии обороны. Она состояла из дугообразных в плане рва и двух валов, которые пересекали останец в северо-восточной половине, отсекая его большую часть от полого склона. На фоне других городищ Томского Приобья параметры этих укреплений выглядят достаточно солидно. Глубина рва от уровня площадки городища достигает 2-2,2 м. Определить высоту валов сложнее, так как они в значительной степени оплыли и снивелировались за счет естественного уклона останца.

Обследование памятника в2011 г. указывает, что на городище, вероятнее всего, была еще одна линия укреплений, расположенная с этой же пологой стороны останца. Для ее устройства, по-видимому, использовалась естественная эрозионная ступень, которая находилась на северо-восточной кромке. Она была искусственно подработана, с целью придания ей большей крутизны, у ее подножия располагался небольшой ровик, который только фрагментарно фиксируется в настоящее время. Этот крутой уступ, высотой до1,5 м, должен был препятствовать подъему на площадку останца. Даже в современном состоянии, на тех участках, где он сохранился, преодолеть его достаточно проблематично. Нужно заметить, что в Томском Приобье подобная система обороны не фиксировалась применительно к другим памятникам, что заставляет с осторожностью относиться к высказанному предположению.

Таким образом, вершина останца полностью была освоена человеком. Основная часть городища, расположенная в юго-восточной части площадки, была защищенная глубокими рвом и двумя валами. В северо-восточной половине останца находилось своеобразное «предместье», которое нужно было пересечь при движении к основной линии укреплений. Нужно сказать, что в пределах этой части памятника нами было зафиксировано 4 западины, что не отмечено предшественниками. Интересно, что три из них располагались в ряд, параллельно кромки останца. К сожалению, если основная часть городища неоднократно раскапывалась, то участок перед укреплениями не привлекал к себе внимание специалистов. Поэтому, до проведения здесь раскопок все выводы о том, как хронологически соотносятся объекты той и другой части останца, могут носить лишь гипотетический характер.

Шеломок, без сомнений, является одним из самых известных и интересных памятников в Томском Приобье, отчасти это подтверждается стабильным исследовательским вниманием к нему на протяжении всего периода археологических изысканий в Томске. Хронологический отсчет, как упоминалось выше, можно начинать с конца XIX века. О находках с этого памятника упоминается в Каталоге музея университета, где сообщается о 23 черепках с городища Шеломок (Флоринский 1888:49). Информация была опубликована в издании1888 г., но, естественно, находки поступили в музей раньше. К сожалению, в источнике не уточняется, являются они результатом археологических раскопок или представляют собой сборы на поверхности. Второй вариант представляется более вероятным. Уже в конце XIX века памятник характеризовался как объект, где материал фиксировался на современной дневной поверхности: «даже при поверхностных розысканиях» здесь обнаруживаются массы орнаментированных черепков архаической глиняной посуды и разные бронзовые вещи, указывающие на их древность» (Флоринский 1889:85).

О том, что на памятнике в дореволюционный период имели место не только сборы, но и археологические раскопки, упоминает Н.А. Чернышев. Обследуя памятник в 1938 году, он предположил, что работы на памятнике в конце XIX века проводил С. К. Кузнецов (Ожередов, Яковлев 1993:143). Однако, нам никаких конкретных источников, сообщающих о раскопках на этом городище в дореволюционный период, найти не удалось. Можно предположить, что это могло случиться в 1891 г. Известно, что С.К. Кузнецов в этот год проводил работы в районе с. Спасского (современное Коларово), точнее, к югу от него, на могильнике в районе юрт Казанских. Возможно, в этот период он обследовал и городище Шеломок, которое располагалось как раз на тракте Томск - Спасское (Флоринский 1889:85). Косвенно на это указывает и другой факт. В1891 г. Томск посетил шведский исследователь Ф. Мартин. В описании своего пребывания в Томской губернии он сообщает о том, что ему удалось посетить раскопки близ д. Спасской. В качестве объекта исследований упоминается Тоянов городок (Мартин 2004:34-37; Яковлев 2009:323). Современные специалисты указывали на это «недоразумение» в описании Ф. Мартина, так как «Тоянов городок» находится напротив Томска. Однако Ф. Мартин и сам прекрасно знал, где находится этот памятник, его описание и характеристика местоположения приводятся в этом же источнике ниже по тексту (Яковлев 2009:323). Вероятнее всего, это не ошибка Ф. Мартина, он использует термин «Тоянов городок» применительно к другому объекту, расположенному в районе Спасского. Возможно, этим он хотел показать его нахождение на землях Тояна или принадлежность к «эпохе Тояна», периоду появления русских в Нижнем Притомье. В конце XIX века, на этом участке реки, только один известный на тот момент памятник мог выступить в этой роли, это городище Шеломок.

Активные исследования разворачиваются на памятнике в советский период. В1928 г. городище было обследовано И.М. Мягковым, к сожалению, никаких материалов, характеризующих его работы, не сохранилось (Ожередов, Яковлев 1993:143). Ровно через десять лет, в1938 г., памятник посетил Н.А Чернышев. Исследователь зафиксировал на памятнике несколько западин и более 10 грабительских ям. Как и его предшественники, он отметил большое количество находок на поверхности и у подножия останца. Несмотря на обилие собранного материала, он предпринял раскопки одной из западин городища. На раскопе площадью всего лишь 4 кв.м. было обнаружено только костей 979 единиц (Чернышев 1938:8-11).

Широкомасштабные раскопки на памятнике начинаются с 1944-1945 годов, когда отряд басандайской экспедиции под руководством Г.В. Трухина провел рекогносцировочное изучение городища. Результатом этих предварительных работ был вывод о том, что «данная местность заслуживает более детального исследования» (Трухин 1947:186). Уже в следующем1946 г. Г.В. Трухин организует топографические работы на памятнике и закладывает 5 раскопов на площадке городища, общей площадью около155 кв. м(Трухин 1949). Нужно заметить, что фиксируемые в современном рельефе памятника оплывшие раскопы являются свидетельствами исследований именно1946 г. Вполне понятный интерес представляют предпринятые Г.В. Трухиным раскопки линии укреплений, ведь на территории Томского Приобья фортификации исследовались считанное количество раз. По его описаниям, в насыпи вала сохранились фрагменты конструкции: «деревянные перемычки из толстых бревен, идущие вдоль вала и утрамбованные большими камнями» (Трухин 1949:146).

Продолжить исследования Г.В. Трухину удалось лишь в 1959 году. Одним раскопом, площадью224 кв. м., был вскрыт северный угол площадки городища. Среди многочисленных материалов выделялись металлические изделия раннего железного века, в особенности металлические зеркала с фигурами животных на обороте (Плетнева 2004:80-84). По результатам работ памятник были датирован тагарским временем, I тыс. н. э. (Трухин 1960:16).

Через десятилетие раскопки на памятнике организовал М.Ф. Косарев. Раскоп площадью48 кв. м. был заложен на мысу останца, выходящего к Томи (Ожередов, Яковлев 1993:143-144). С этой же части памятника в1975 г. начала исследования Шеломка и Л.М. Плетнева. Уже в следующем году ее раскоп был значительно расширен, а в разных частях памятника заложены два разведочных шурфа (Плетнева 1990:8). Обусловлено это следующим моментом. Дело в том, что среди находок с городища в большом количестве встречались свидетельства производства железа. По этой причине в 1976 году сотрудники политехнического университета провели на памятнике магнитометрическое изучение приповерхностного почвенного слоя (Малолетко, Номоконова 1977:17-18). С помощью магнитометрии панировалось выявить местонахождение производственных объектов и места максимальной концентрации отходов металлургии. В связи с этим раскопы1976 г. были привязаны к результатам магнитометрической съемки и оказались рассредоточенными по площади городища, они локализовались на участках с зафиксированными магнитными аномалиями. Проведенные тестовые раскопки полностью подтвердили действенность метода в конкретных условиях памятника. Были обнаружены обломки горнов для плавки железа, исследована часть стенки печи с воздуходувным отверстием для искусственной подачи воздуха и т.д. (Малолетко, Мананков, Паскаль, Плетнева 1983:116; Малолетко, Плетнева 1977:13).

В 1981-1982 годах исследования Л.М. Плетневой на Шеломке были продолжены. За два сезона практически полностью была вскрыта юго-западная половина памятника (Плетнева 1990:8). Целью этих работ явилось получение новых материалов по железоделательному производству позднего средневековья, прежде всего, остатков металлургических агрегатов, а также данных о конструктивных особенностях средневековых построек. Эти раскопки стали завершающими для памятника. После этих работ археологи посещали городище только для мониторинга состояния объекта и в ознакомительных целях.

Результаты многочисленных раскопок позволили установить «многослойность» памятника. До сооружения на останце городища здесь существовало поселение, которое функционировало в период позднего бронзового и раннего железном века. Комплекс находок и объекты, имеющие отношение к этому периоду, известны в археологии как поселение Шеломок I (Ожередов, Яковлев 1993:143-144). Городище же возникло на останце значительно позже, во II тыс. н.э. Вероятнее всего, оно функционировало вплоть до появления в Нижнем Притомье русских. Этот момент представляет вполне определенный интерес, так как позволяет привлечь письменные источники и предположить, к какой группе населения могло принадлежать городище накануне русской колонизации.

З.Я. Бояршинова сообщает, что нижнее течение реки Томи, до впадения ее в Обь, населяли мелкие разрозненные тюркоязычные группы, известные в русских документах под общим названием «томских татар» или «томских людей», а занимаемая ими территория в грамоте Бориса Годунова (1604 г) названа «Томской волостью» (Бояршинова 1950:33).

По мнению Н.А. Томилова, конкретно в окрестностях города проживала группа эуштинцев, предводителем которой был Тоян. В интересующем нас районе, к югу от г. Томска, он помещает татар, входивших в группу князьца Басандая (Томилов 1981:185). По-видимому, Басандай был достаточно значимой фигурой среди местного населения. Так, в наказе Бориса Годунова (1604 г.). Писемскому и Тыркову указано, «пришед в Томскую волость поставить сторожи и караулы крепкие и велети у себя быть Тояну князю и Басандаю и всем лутчим и середним людем (Бояршинова 1950:67). После основания Томска Басандай занял антирусскую позицию, подстрекал киргизов и чулымцев к открытым мятежам, призывал захватить Кетский острог и Томский город (Томилов 1981:184-185). По некоторым данным в1604 г. Басандай со своими татарами и подошедшими киргизами, пытался даже напасть на Томск (Томилов 1981:192). Заговор1604 г. был раскрыт, однако Басандай был посажен в тюрьму только в1608 г. при воеводе Василии Волынском (Бояршинова 1950:79). Именно на правобережье Томи, там, где расположен памятник, встречаются топонимы, связанные с именем Басандая. Прежде всего, это, конечно же, река Басандайка. Еще один топоним упоминается в путевом дневнике С.П. Крашенинникова, проследовавшего из Кузнецка в Томск по реке в 30-х гг. XVIII века. Он упоминает Басандаев камень. По его приблизительному описанию он находится на правом берегу, в 5 верстах от устья Басандайки, приблизительно на 1 версту выше Тахтамышева (Крашенинников 1966:46-47).

Таким образом, можно предполагать, что отрезок реки, где располагается городище, накануне русского освоения принадлежал эуштинцам, во главе которых стоял Басандай. В этой связи, на фоне недостатка письменных свидетельств этого периода, материалы археологии являются более чем актуальными.

Повышенный интерес исследователей к памятнику объясняется не только его уникальной географией и обилием находок. Здесь были получены материалы, позволившие во многом пересмотреть некоторые сложившиеся в истории Нижнего Притомья положения. В частности, речь идет о местном железоделательном производстве накануне русского освоения. В письменных источниках, появившихся в конце XVI века, о черной металлургии у населения Томского Приобья ничего не сообщается. Исходя из этого, историки предполагали существование только весьма примитивного кузнечного дела в ясачных волостях Томского уезда, причем сам металл, по их мнению, поступал с Алтая (Бояршинова 1950:56). Работы Л.М. Плетневой в 1970-1980-х гг., на памятниках позднего средневековья, прежде всего, исследования на Шеломке, предоставили в руки специалистов новые материалы, позволившие по-иному взглянуть на эту проблему. Многочисленные свидетельства железоделательного производства на памятниках указали на то, что население Томского Приобья полностью его освоило, разрабатывая местные руды и производя все необходимые предметы (Малолетко, Мананков, Паскаль, Плетнева 1983:137, Плетнева 1990:102-109). Использование целого спектра естественнонаучных методов в процессе изучения позволило получить данные, ставшие ориентирами дальнейших исследований средневековой металлургии Томского Приобья.

Несмотря на все достоинства памятника, практически до сегодняшнего дня, как в научном обороте, так и для охранных целей, использовался план объекта, подготовленный еще в конце 1940-х годов Г.В. Трухиным (Трухин 1946). Только в 2011-2012 гг. в урочище Шеломок была проведена съемка, по результатам которой составлен план, отвечающий современным требованиям. Раскопы, имевшие место на памятнике в разные годы, были сведены на одной плане-схеме (рис. 2). Проведенная работа позволила говорить том, что на сегодняшний день, частично сохранился фрагмент городища, примыкающий к линии обороны и значительная часть укреплений. Полностью не исследованным остается фрагмент останца перед рвом и валом, где в 2011 году отмечено несколько западин. Если продолжение исследований основной площадки городища, на фоне многолетних раскопок вряд ли целесообразно, то рекогносцировочные работы на останце перед укреплениями были бы крайне интересными. Прежде всего, для решения вопроса хронологии расположенных здесь объектов.

Так уж сложилось исторически, что Шеломок часто оказывался «полигоном» для отработки новых методик изучения археологических памятников. Здесь впервые в Томском Приобье, в полной мере использована магнитометрия, а полученные на памятнике свидетельства железоделательного производства еще в конце 1970-х изучены методами естественных наук, не всегда доступными даже в настоящее время.

В 2012 году на памятнике нашел применение метод, который только набирает обороты в археологии, однако уже сейчас очевидны его перспективы. Речь идет о наземном лазерном сканировании. Несмотря на то, что сканирование осуществляется при помощи дорогостоящей аппаратуры, этот способ получает все большее распространение, прежде всего за счет максимального приближения результатов сканирования к исходному объекту. Примеры его удачного использования, как в нашей стране, так и за рубежом хорошо известны (Коробов 2011:127-128:169-170).

Преимущества сканирования над тахеометрической и другими видами наземной съемки очевидны и неоднократно отмечались в специализированной литературе. Прежде всего, это высокая точность измерений и несравненно более полные результаты. Немаловажным является также возможность съемки труднодоступных и опасных мест, что создает более целостное представление об объекте.

На Шеломке сканированию подвергся останец и окружающее его пространство (рис. 3;4). Работы проводились в весенний период, в апреле месяце, при минимальном травостое, что обеспечивало более детальное отражение микрорельефа. По заданию ОГАУК «Центр по охране памятников» исследования осуществляли сотрудники Томского политехнического университета, использовалась система лазерного сканирования Leica Scan Station C10. Съемка территории объекта выполнена с 30 сканирующих станций, в среднем качестве сканирования с шагом5 см, общее количество полученных точек 15 миллионов. Обработка материалов сканирования, сшивка облаков точек, очистка от лишней информации и шумов, выполнялась в программном комплексе Cyclon 7. В результате удалось получить полную трехмерную картину останца и окружающего пространства, преобразованную в карту рельефа.

Нужно сказать, что для Шеломка подобные исследования являются вполне обоснованными, прежде всего, из-за сложности современного рельефа площадки городища, а также крутых недоступных склонов. Насыщенная история исследования, многочисленные раскопки, имевшие место на его территории с конца XIX века, при отсутствии общего плана раскопов, заставляют обращаться и к детальному анализу рельефа. Это необходимо для выявления границ раскопов, а также определения участков, где культурный слой еще сохранился. В этом случае детальная качественная съемка микрорельефа позволяет с одной стороны разобраться в частностях, с другой, получить целостное представление об объекте. Кроме этого, она делает возможным качественный мониторинг состояния памятника, анализ динамики его природных и антропогенных разрушений. Затраты времени на лазерное сканирование значительно ниже, нежели при тахеометрической съемке, что также имеет значение при проведении мониторинга большого количества объектов археологии.

Совершенно очевидно, что Шеломок не исчерпал своего потенциала. Однако, в современных условиях бурного внедрения в археологию новых методов и естественнонаучных подходов, значительно повышающих информационный потенциал археологических материалов, более разумно воздержаться от широкомасштабных раскопок, сконцентрироваться на осмыслении накопленных материалов и изучении памятника неразрушающими приемами.

Список сокращений

р. – река; м – метры; тыс. – тысяч; кв.м. – квадратные метры; с. – село; н.э. – наша эра.

Список литературы

1. Бояршинова 1950 – Бояршинова З. Я. Население Томского уезда в первой половине XVII века // Труды Томского государственного университета (серия историко-филологическая). Томск, 1950, т. 112. С. 23-210. [Boyarshinova Z. Ya. Naselenie Tomskogo uezda v pervoj polovine XVII veka // Trudy Tomskogo gosudarstvennogo universiteta (seriya istoriko-filologicheskaya). Tomsk, 1950, t. 112. S. 23-210].

2. Коробов 2011 - Коробов Д.С. Основы геоинформатики в археологии. Учебное пособие. М., 2011. [Korobov D.S. Osnovy geoinformatiki v arxeologii. Uchebnoe posobie. M., 2011.]

3. Крашенинников 1966 - Крашенинников С.П. В Сибири. Неопубликованные материалы. подготовка текста и вступительная статья проф. Н.Н. Степанова. М.Л., 1966. [Krasheninnikov S.P. V Sibiri. Neopublikovannye materialy. podgotovka teksta i vstupitel'naya stat'ya prof. N.N. Stepanova. M.L., 1966.]

4. Малолетко 1977 - Малолетко А. М., Номоконова Г. Г. Применение магниторазведки при археологических исследованиях (городище Шеломок) // 250 лет горного производства на Алтае (тезисы докладов к конференции). Барнаул, 1977. С. 16-18. [Maloletko A. M., Nomokonova G. G. Primenenie magnitorazvedki pri arxeologicheskix issledovaniyax (gorodishhe Shelomok) // 250 let gornogo proizvodstva na Altae (tezisy dokladov k konferencii). Barnaul, 1977. S. 16-18].

5. Малолетко 1977 - Малолетко А. М., Плетнева Л. М. Железоделательное производство в позднем средневековье (по материалам городища Шеломок) // 250 лет горного производства на Алтае (тезисы докладов к конференции). Барнаул, 1977. С. 13-15. [Maloletko A. M., Pletneva L. M. Zhelezodelatel'noe proizvodstvo v pozdnem srednevekov'e (po materialam gorodishha Shelomok) // 250 let gornogo proizvodstva na Altae (tezisy dokladov k konferencii). Barnaul, 1977. S. 13-15].

6. Малолетко 1983 - Малолетко А. М., Мананков А. В., Паскаль Ю. И., Плетнева Л. М. Железоделательное производство в низовье Томи в позднем средневековье // Древние горняки и металлурги Сибири / Отв. ред. Кирюшин Ю.Ф. Барнаул, 1983. С. 115-139. [Maloletko 1983 - Maloletko A. M., Manankov A. V., Paskal' Yu. I., Pletneva L. M. Zhelezodelatel'noe proizvodstvo v nizov'e Tomi v pozdnem srednevekov'e // Drevnie gornyaki i metallurgi Sibiri / Otv. red. Kiryushin Yu.F. Barnaul, 1983. S. 115-139.].

7. Мартин 2004 - Мартин Ф.Р. Сибирика: Некоторые сведения о первобытной истории и культуре сибирских народов / Ред. Труфанова А.Я. Екатеринбург, 2004. с. 34-37. [Martin F.R. Sibirika: Nekotorye svedeniya o pervobytnoj istorii i kul'ture sibirskix narodov /Red. Trufanova A.Ya. Ekaterinburg, 2004. s. 34-37].

8. Ожередов & Яковлев 1993 - Ожередов Ю.И., Яковлев Я.А. Археологическая карта Томской области / Ред. Чиндина Л.А. Томск, 1993, Т. 2. [Ozheredov & Yakovlev 1993 - Ozheredov Yu.I., Yakovlev Ya.A. Arxeologicheskaya karta Tomskoj oblasti / Red. Chindina L.A. Tomsk, 1993, T. 2.].

9. Плетнева 1990 - Плетнева Л.М. Томское Приобье а позднем средневековье (по археологическим источникам). Томск, 1990. [Pletneva L.M. Tomskoe Priob'e a pozdnem srednevekov'e (po arxeologicheskim istochnikam). Tomsk, 1990].

10. Плетнева 2004 - Плетнева Л.М. О скифо-сибирском зверином стиле в Томском Приобье // Вестник ТГПУ, 2004, Вып. 4(41) серия Гуманитарные науки (история, археология, этнология). С. 80-84. [Pletneva L.M. O skifo-sibirskom zverinom stile v Tomskom Priob'e // Vestnik TGPU, 2004, Vyp. 4(41) seriya Gumanitarnye nauki (istoriya, arxeologiya, e'tnologiya). S. 80-84.]

11. Словарь 1975 - Словарь русских старожильческих говоров средней части бассейна р. Оби (дополнение) / Ред. Блинова О.И. Томск, 1975. [Slovar' 1975 - Slovar' russkix starozhil'cheskix govorov srednej chasti bassejna r. Obi (dopolnenie) / Red. Blinova O.I. Tomsk, 1975.].

12. Томилов 1981 - Томилов Н.А. Тюркоязычное население Западно-Cибирской равнины в конце XVI – первой четверти XIX вв. Томск, 1981. [Tomilov N.A. Tyurkoyazychnoe naselenie Zapadno-Cibirskoj ravniny v konce XVI – pervoj chetverti XIX vv. Tomsk, 1981].

13. Трухин 1947 - Трухин Г.В. Археологическая карта Томского района // Басандайка. Сборник материалов и исследований по археологии Томской области / Отв. ред. Гриневич К.Э. Томск, 1947. С. 183-195. [Truxin 1947 - Truxin G.V. Arxeologicheskaya karta Tomskogo rajona // Basandajka. Sbornik materialov i issledovanij po arxeologii Tomskoj oblasti / Otv. red. Grinevich K.E'. Tomsk, 1947. S. 183-195.].

14. Трухин 1949 - Трухин Г.В. Археологическая разведка в урочище «Шеломок» близ села Коларово Томского район а // Ученые записки ТГПИ (серия гуманитарных наук). Ред. Шамахов Ф.Ф. Томск, 1949. С. 143-182. [Truxin 1949 - Truxin G.V. Arxeologicheskaya razvedka v urochishhe «Shelomok» bliz sela Kolarovo Tomskogo rajon a // Uchenye zapiski TGPI (seriya gumanitarnyx nauk). Red. Shamaxov F.F. Tomsk, 1949. S. 143-182.].

15. Трухин 1960 - Трухин Г.В. Отчет об археологических работах отряда Томского госуниверситета по раскопкам городища «Шеломок» летом 1959 года. Томск, 1960 // Архив МАЭС ТГУ № 235. [Truxin G.V. Otchet ob arxeologicheskix rabotax otryada Tomskogo gosuniversiteta po raskopkam gorodishha «Shelomok» letom 1959 goda. Tomsk, 1960 // Arxiv MAE'S TGU № 235.]

16. Флоринский - Флоринский В.М. Археологический музей Томского университета. Томск, 1888. [Florinskij V.M. Arxeologicheskij muzej Tomskogo universiteta. Tomsk, 1888.]

17. Флоринский 1889 - Флоринский В.М. Курганы Томской губернии // Томские университетские известия. Томск, 1889. С. 58-86. [Florinskij V.M. Kurgany Tomskoj gubernii // Tomskie universitetskie izvestiya. Tomsk, 1889. S. 58-86.]

18. Чернышев 1938 - Чернышев Н.А. Отчет Н.А. Чернышева «об археологических работах летом1938 г. в окрестностях г. Томска. Томск, 1938 // Архив МАЭС ТГУ № 126. [Chernyshev N.A. Otchet N.A. Chernysheva «ob arxeologicheskix rabotax letom1938 g. v okrestnostyax g. Tomska. Tomsk, 1938 // Arxiv MAE'S TGU № 126.]

19. Яковлев 2009 - Яковлев Я.А. Могильник Тоянов городок: каталог коллекции Ф.Р. Мартина1891 г. из фондов Государственного Исторического музея (г. Стокгольм). Томск; Сургут, 2009. [Yakovlev Ya.A. Mogil'nik Toyanov gorodok: katalog kollekcii F.R. Martina1891 g. iz fondov Gosudarstvennogo Istoricheskogo muzeya (g. Stokgol'm). Tomsk; Surgut, 2009.]

Барсуков Е.В., главный специалист, археолог
ОГАУК Центр по охране памятников
Пер. Батенькова,3, г. Томск, Россия, 634050
E-mail: barsukovevg@mail.ru

Березовская Н.В., главный специалист, археолог
ОГАУК Центр по охране памятников
Пер. Батенькова,3, г. Томск, Россия, 634050
E-mail: bnv@mem/tomsk.gov.ru