12 июня в селе Белосток состоялось радостное событие: вместо старой, сгоревшей католической церкви появилась новая, которую торжественно освятили. К сожалению, в 2017 году храм, являвшийся одним из старейших деревянных католических в России, пострадал от короткого замыкания. И вот, после активного сбора пожертвований, была собрана сумма в 100 тысяч евро на строительство новой церкви. Возводили здание, в основном, силами прихожан. На освящение приезжал вместе с целой группой католических священников и монахов епископ Преображенской епархии Иосиф Верт  и отец Войтек – настоятель томского храма Покрова Пресвятой Богородицы Царицы Святого Розария, что на Воскресенской горе. И что символично, польский костёл в Томске – настоящий Дом Неба: здесь была церковь, был планетарий, и снова помещение вернулось католической епархии. Небо видит этот храм, помнит о судьбе поляков в Сибири, – где-то трагической, где-то героической. Вспомним о ней и мы…

Текст: Татьяна НАРАЕВА

Фото: Максим КОБЗЕВ

Сибирь оказалась добрее

Следует отметить, что поляки оставили довольно заметный и яркий след в истории Сибири вообще и Томска в частности. Так, первые представители этой национальности появились здесь ещё в XVII веке, когда острог только основывали.

В эпоху почти столетних войн между Россией и Речью Посполитой военнопленные были ценным человеческим ресурсом, ведь для освоения бескрайних сибирских просторов требовались молодые сильные боеспособные мужчины. Поэтому поляков «вербовали» в казаки и отправляли на восток.

Вряд ли, европейцам это было по вкусу, но, приняв присягу, служили они верой и правдой. Строили остроги, охраняли их. Некоторые из поляков производились, так сказать, в «дети боярские», то есть удостаивались дворянских званий. Служили пятидесятниками, сотниками, получали хорошее повышение по службе и вполне приличное содержание от государства.

Большинство военных оседали в Сибири, женились на православных и утрачивали связь с родной культурой и традициями. Оставались разве что фамилии да воспоминания.

Так называемая вторая волна связана с событиями конца XVIII – XIX веков. Восстание Тадеуша Костюшко 1794 года было окончательно подавлено Суворовым в содружестве с прусской армией. Чтобы выстоять против такого сильного врага, в мае Костюшко была объявлена всеобщая мобилизация. Воевать с регулярными воинскими соединениями, вооружёнными до зубов и прошедшими к тому же боевое крещение, вышли крестьяне, ремесленники и священнослужители с вилами и топорами. В первую очередь они-то и попали в плен.

Из Сибири эти вполне себе мирные граждане стремились поскорее вернуться домой, что большинству из них и удалось сделать, однако за годы жизни здесь ссыльные успели сплотиться вокруг  таких же ссыльных священников, образовав неформальные религиозные общины.  В 1807 году сибирские поляки получили разрешение российского государя-императора Александра I, при поддержке министра внутренних дел Виктора Кочубея, на приезд в Сибирь штатных католических священников и учреждение здесь автокефалии. В перспективе рассматривалось строительство церкви, однако до реализации данного проекта было ещё ох как далеко!..

Надо отметить, что первыми по собственной воле в Сибирь поехали монахи-иезуиты. Сначала святые братья отправились в Иркутск, где и был в результате построен первый за Уралом  католический храм. Возведённый в дереве, он горел, поэтому в Томске решили строить каменный (как тогда называли кирпичный). Так, в 1816 году монахам-иезуитам  томский генерал-губернатор выделил участок земли  на месте сгоревшего православного Храма Живоначальной Троицы, что на Воскресенской горе, и 600 десятин земли за городом под подсобное хозяйство, которое монахи и основали в скором времени.

Но пока молитвы проходили в специально выделенном здании по улице Духовской (ныне – Карла Маркса). Там же имелось жилое помещение для священнослужителей. Первым настоятелем стал Марцелий Каминский.

И кто знает, как бы разворачивались события дальше, если бы в 1820-м всех иезуитов не изгнали из России по политическим мотивам.

Что же касается строительства католического храма в Томске, то прежде всего городская дума не спешила одобрить сей почин. И долго ещё велись разговоры, что негоже на месте православного храма ставить католический. Впрочем, история всё расставила на свои места.

Тем временем, следом за так называемыми конфедератами (сторонниками Костюшко) в Сибирь начали пребывать пленные из польских полков наполеоновской армии, – солдаты, кадровые офицеры, в том числе из дворян. А в 1831 году в Томск потянулись обозы с участниками подавленного Ноябрьского восстания (1830-1831). На территории Польши упразднили национальную конституцию, ввели прямое российское правление, действовали на ослабление католического влияния, насаждая православную веру. Сибирь же оказалась добрее к обездоленным.

Взамен иезуитов в наш город приехали бернардинцы. При поддержке и по инициативе сосланного в Тобольск  польского аристократа графа Александра Машинского, викарий Ремигий Апанасевич взялся за дело. Энергии настоятеля хватило и на сбор средств по всему католическому сообществу, и на разрешение строить, и на растущую активную деятельность прихода.

Зодчим выступил Карл Турский – подданный России немецко-польского  происхождения, занимавший с 1832 по 1836 годы должность губернского архитектора в Томске. И вот, 1 октября 1833 года здание освятили и провели там первый молебен. К сожалению, возведённое наскоро здание промерзало зимой, и в ходе ремонта в 1840-м к нему пристроили приделы. 

Кирпичная звонница взамен деревянной появилась в 1856 году. Авторство её проекта долгие годы приписывали Гавриилу Батенькову, однако, как утверждают историки, в действительности проект создан инженером-подпоручиком, архитектором Томской строительной комиссии Владиславом Фадеевым. Дело в том, что в советский период истории звонницу пытались разобрать на кирпичи, и только вымысел об авторстве декабриста Батенькова спас этот памятник архитектуры.

В 1862-м в стенах костёла зазвучал орган. И приехавшие в ссылку участники Январского польского восстания 1863-1864 годов могли уже не только помолиться, но и усладить свой слух звоном колоколов и звуками органной музыки.

В конце XIX века, при настоятеле Валериане Громадском и под руководством  архитектора, гражданского инженера Юзефа Шраера  произвели реконструкцию и продолжили строительство храма, пока наконец здание не получило тот облик, который мы видим сегодня. 

В 1900-м Громадского сменил Иосиф Демикис, который уже являлся не только настоятелем, но и деканом. При нём в Томской губернии возвели несколько католических храмов, в том числе в Белостоке, где обосновались поляки, приехавшие в начале XX века по Столыпинской реформе. Общая численность прихожан томского прихода был одной из самых многочисленных в Сибири и составляла около 15 тысяч человек различных национальностей. В 1902 году смонтирован новый орган.

Куда приводят мечты

В 1919-м Демикис отбыл в Иркутск, и томский костёл остался без постоянного настоятеля, в 1920 году на его смену был прислан в качестве настоятеля Юлиан Гронский, который и служил здесь вплоть до своего ареста в 1931-м. Его сменил вернувшийся из ссылки ксендз Матвей Бринчак (умер в Томске в мае 1936 года), да наезжавший из Иркутска по приглашению прихожан Антоний Жуковский. Но и его в июне 1937 года в Томске арестовали, этапировали в Новосибирскую тюрьму, а позже расстреляли. Костёл разграбили, помещение отдали под конюшню НКВД. Потом здесь размещался склад планерного клуба.

В 1979-м состояние здания оставляло желать много лучшего, и удача улыбнулась ему. После капитального ремонта, в 1980 году в его стенах открылся планетарий. Костёл будто бы напомнил Небу о себе. И в 1990-м помещение вернули католической епархии.

И снова на томскую землю ступили католические священники, среди которых одним из первых в 1990-ом стал отец Антоний Гсель. И снова Томску повезло на деятельного и неравнодушного подвижника. Благодаря его активности католическая благотворительная организация «Каритас» («Милосердие») собрала средства на строительство нового приходского дома, переданного в оперативное управление открывшейся в 1993 году гимназии – первой и пока единственной в России общеобразовательной католической школе. 8 декабря 2012 года здание торжественно сдали в эксплуатацию.

Сегодня там обучаются – вместе с подготовительным классом – 180 детей и подростков различных национальностей и вероисповеданий. Их объединяет урок духовно-нравственного наследия, проводимый раз в неделю с первого по одиннадцатый классы служителями католической церкви с педагогическим образованием – сестрой-монахиней и священником. Кроме того, гимназисты – постоянные участники различных благотворительных и волонтёрских акций местного и федерального уровней. И, конечно, ребята не остаются в стороне от приходской жизни: делают своими руками подарки на святые праздники, дают концерты, ставят спектакли, помогают нуждающимся, организуют спортивные мероприятия. Таким образом, интеллектуальное и физическое развитие здесь идёт рука об руку с духовным, – и на словах, и на деле.    

Четыре местных священника проживают в приходском доме напротив костёла.

– Сибирь и вправду удивительное место, – делится настоятель отец Войтек. – Здесь долгие столетия формировался «котёл наций». И когда спрашиваешь человека, кто он по национальности, то выясняется, что среди его предков были и немцы, и поляки, и русские, и северные народности. Поэтому костёл, называемый польским, давно превратился в интернациональный. Более того, я вам скажу, томский приход – по-прежнему один из самых многочисленных в Сибири. Его регулярно посещают около 300 верующих. По воскресеньям мы проводим три мессы. И что меня особенно радует, – после богослужений многие охотно собираются в приходском доме на занятия по катехизации. Людям разных возрастов мы рассказываем правила веры, толкуем Библию, даём советы на каждый день.

Отец Войтек поделился, что шесть лет назад, когда он согласился приехать в Томск, он практически не говорил по-русски, и для такого общительного человека, как он, это стало испытанием. Поэтому два года он изучал наш великий и могучий в языковом центре ТПУ.

– Мне в любом случае это понадобилось бы, ведь польский – не литургический язык, и все богослужения мы проводим на языке той страны, где находимся, – сказал священнослужитель. – Что же касается латыни, то на состоявшемся в 1965 году игуменическом соборе было принято решение об отказе от неё в пользу современных языков, чтобы быть ближе к прихожанам.

Большой удачей для костёла отец Войтек считает службу органистом здесь художественного руководителя томской филармонии Дмитрия Ушакова – католика по вероисповеданию, прекрасного человека и замечательного профессионала.

Руководство прихода совместно с Центром по охране памятников Томской области неоднократно подавало заявку на ремонт костёла, но одобрения в Министерстве культуры России пока не получено. Однако остаётся надежда, что уникальность этого исторического объекта, его культурное и нравственное значение привлекут внимание властей, и ситуация изменится. Будем верить, что так оно и случится, ведь Небо явно видит это здание.

 

Автор благодарит за помощь в подготовке материала старшего научного сотрудника Центра изучения исторической памяти при ТОКМ имени М.Б. Шатилова Василия Ханевича, настоятеля томского храма Покрова Пресвятой Богородицы Царицы Святого Розария отца Войтека, а также директора  католической гимназия города Томска Ольгу Погонину.