105 лет назад пущен в эксплуатацию Каменный мост в том виде, каким его сегодня видим мы. Изящный, словно бы парящий над Ушайкой, свидетель многих перемен в жизни Томска. Вспомним, как он появился на свет.

Текст: Татьяна НАРАЕВА

Площадь Базарная почти столь же старинная, как и сам Томск. Средоточие купеческого города, его главная точка. Сюда крестьяне везли обозы со своей продукцией, чтобы поторговать самим или разом отдать скупщикам, сюда везли ткани и товары для женской красоты, здесь можно было увидеть охотников и рыболовов с азиатским разрезом глаз, выдававшим аборигенное сибирское происхождение добытчиков. Тысячи пар ног – в сапогах, лаптях, а то и изысканных женских туфельках, – ежедневно мерили вдоль и поперёк эту площадь.

С востока к площади вели два моста через Ушайку – Базарный (спроектированный в своё время декабристом Батеньковым) и Думский. Оба они в начале XIX века были добротно сколочены из дерева и служили верой и правдой. Вплоть до начала века XX.  

Уже в 1911 году Думский мост пришёл в такую ветхость, что проезжая часть дала прогиб, подгнили и ослабли поперечные и продольные связи, получили необратимые деформации несущие конструкции. Томский полицмейстер был вынужден направить в городскую думу письмо, где сообщал о своей лошади, провалившейся одной ногой под настил моста во время патрулирования территории. Перемещение же гружёных повозок по обветшавшему сооружению представлялось и вовсе опасным.

Двигаться нельзя остановить

Ситуация сложилась парадоксальная: и сообщение по мосту нельзя остановить, и двигаться по нему рискованно. Поэтому для начала сделали небольшой ремонт проезжей части и ограничили движение, запретив к тому же остановки и скоростную езду лошадей. Но долго это продолжаться не могло, и думцы начали искать выход.

В 1912 году депутаты обратились к исполняющему обязанности городского инженера профессору Томского технологического института, выпускнику Петербургского института инженеров путей сообщения Якову Николину за проектами обоих мостов, которые надлежало построить, по мнению думцев, из железа. Причём речь шла о каменных устоях, асфальтированной проезжей части и других технических деталях, способных обеспечить прочность и долговечность конструкций.

И проект был вскоре создан, и дума его одобрила, но вот комиссия думы по благоустройству нашла проект чересчур затратным. По итогу в марте 1914-го строительная фирма «Любинский и Векер» представила свои расчёты по Думскому мосту, где в качестве основного материала закладывался начинавший входить в моду железобетон. Однако строгая комиссия и эту стоимость сочла «невозможной» и приняла решение привлечь к проектированию специалистов из других городов и регионов. Правда, желающих не нашлось, а между тем скреплённый на авось мост продолжал эксплуатироваться.

Местные СМИ, как водится, подняли шум. В «Сибирской жизни» от 24 апреля того же года отмечалось, что «очевидно, и в настоящее лето к постройке моста не будет преступлено». И действительно, доколе это терпеть?

Под давлением общественности думе ничего уже больше не оставалось, как согласиться на сотрудничество с «Любинским и Векером» и в декабре приступить к разработке задания. Инженерно-геологические исследования в коллективе с Николиным вели ещё несколько профессоров Томского технологического института.

Весной 1915-го строители спешно соорудили временный мост, причём в случае срыва сроков, Любинский и Векер должны были уплатить неустойку в пользу Красного Креста.

В параллели с этим занялись возведением моста постоянного. Но опять вышла заминка: началась Первая мировая война. Потерявшие всякое терпение и несущие убытки  торговцы предложили, как сказали бы сейчас, софинансирование на условиях государственно-частного партнёрства. Помогло в решении денежного вопроса и привлечение на строительство пленных австрийцев, трудившихся за кусок хлеба.

Так, к шестому сентября железобетонные работы были практически завершены, хотя продолжались земляные работы, – устраивалась насыпь, производилась засыпка конусов. И 20 ноября движение по Думскому мосту наконец-то открылось.  

Куда мы движемся?

Именно так восклицали снова местные СМИ, ведь первое же половодье 1916-го повредило мост, образовались трещины. «Мыли кости» всем – от уважаемых профессоров политеха до «нерадивых строителей» и тех, кто принимал у них объект.

В итоге в июле начались исправительные работы, которые планировалось провести в течение месяца. Укрепили связки с одной стороны, произвели дополнительное бетонирование. Мост стал прочнее, а строителям пришлось подвинуться в цене и понести лишние затраты. И 7 октября Думский опять открылся для всех видов транспорта.

Что тогда послужило толчком для решения сделать архитектурное оформление моста, уже, наверное, никто не расскажет. Возможно, и вправду экономия на строителях сыграла роль. А возможно, архитекторам захотелось реабилитироваться после фиаско с расчётами. Но, как бы то ни было, к наведению красоты привлекли знаменитого и авторитетного Константина Константиновича Лыгина.

Это ему мы обязаны великолепным историческим обликом моста, названного впоследствии Каменным. Согласно его проекту, были установлены четыре обелиска-столба для устройства на них фонарей и четыре монументальных ростральных колонны на пьедесталах. Все эти элементы с частями кораблей, головами львов, якорями и гирляндами, ажурность ограждающей решётки делают сооружение оригинальным и незабываемым. А покрытие железобетона тонким слоем известково-песчаного раствора с добавлением прочновяжущих химикатов закрепила за мостом эпитет «каменный». Лыгин любил применять различные технологические новшества в своих строениях, придавая тем самым «изюминку» каждому объекту.

Так Каменный мост превратился не только в необходимое для торговцев сооружение, но и в излюбленное место для прогулок томичей и гостей города. Им любовались, его писали на полотнах, приводили в пример молодым архитекторам. Константин Константинович, без ложной скромности, считал его одним из своих лучших творений.

Знали бы все эти люди, что через четверть века по этой с виду хрупкой красоте, которую при рождении окрестили непрочной и недолговечной, в годы Великой Отечественной войны проложат железнодорожные рельсы для составов с комплектующими и готовой продукцией!

Любопытно, что в дальнейшем вся проектная и исполнительная документация по мосту была утрачена, и материалы освидетельствования начала семидесятых прошлого века, проведённого инженерами ТИСИ, тоже не сохранились.

И лишь в 2003 году, по договору томского городского департамента строительства, благоустройства и транспорта и РСП «РЕМО» (директором которого являлся известный Борис Акимов), был произведён комплекс исследований моста от визуального осмотра до технических измерений.

Состояние сооружения признали неудовлетворительным, и впервые за добрую сотню лет его «приговорили» к капитальному ремонту. Восстановили защитный слой арматуры, отремонтировали тротуарные консоли, поменяли перильные ограждения и гидроизоляцию, заделали сколы на балках пролётного строения, укрепили насыпи, очистили подмостовое пространство от мусора, кустарника и мелколесья и так далее.

Сегодня состояние моста время от времени мониторят, а территорию вокруг преобразила новая гранитная набережная, которая необычайно ярко и достойно вписалась в ансамбль исторического квартала. Однако Каменный мост не сдаёт своих позиций, и всё так же заметен, оставаясь «вишенкой на торте». Совершенство не стареет.